alvantara (alvantara) wrote,
alvantara
alvantara

Categories:

Причандалы для Персея =)

Человек, сидящий за столом, потянулся к стакану с водой. Стакан резво передвинулся прочь по ламинированной поверхности основного украшения кухни.
- Что такое? – обиженно произнес сидящий и привстал в тщетной попытке протянуться за стаканом. Блямс! Тот упал за край стола, безнадежно окропив слезами своего пресноводно-кипяченого содержимого грязную поверхность пола.
На кухню вошел второй субъект. Тихо, неслышно. Грустный взгляд его пронзительно зеленых глаз сопроводил путь стеклянного самоубийцы и тоже разбился на медленно растекающейся луже.
- Как это понимать? – спросил его опешивший и снова опустившийся за стол первый человек. Не Адам, конечно. Далеко не Адам.
- Одеяло убежало, улетела простыня, и подушка, как Лягушка ускакала от меня, – грустно продекламировал зеленоглазый и присел с другого края стола. – Наше всё - Чуковский Корней Иванович.
Первый задумчиво, посмотрел на свою руку, изучая ее, словно доселе невиданный предмет. Двинулся к плите за чайником, но едва потянулся к эмалированному белому красавцу, как тот резко передвинулся к краю плиты, готовый принять суицид на свой носик и всю остальную поверхность. Первый грустно вернулся назад, на стул.
- Вот и чайник за кофейником бежит, Тараторит, тараторит, дребезжит... – тихо резюмировал зеленоглазый.
- Нечего сказать, славно мы вчера погуляли, – взгляд первого упал на гору шелухи от семечек, и общий разброд и шатание на маленькой кухоньке. Резкий рывок с места к чайнику, в надежде подловить того, не увенчался успехом – чайник чуть ли не со скоростью света рванул прочь и тревожно завис в воздухе, размышляя о суетности бытия и законах Ньютона.


– Падай, вниз сволочь! – в сердцах заявил первый.
- Да ладно тебе, – зевнул зеленоглазый. - Он же не яблоко.
- Слушай, – оживился первый, – а может я дитя-Индиго, а?
Взгляд зеленоглазого критично смерил собеседника сверху вниз. Худощавый, роста выше среднего, на вид 35 лет, с усиками и бородкой, тощенькие взлохмаченные русые волосы никак не обличали в первом дитятю.
- Сомневаюсь, – покачал головой зеленоглазый. – Просто ты вчера наложил на себя заклятие.
- Кхм…
- Я тоже думаю, что это ты сгоряча... Хорошо еще не руки.
- Дай мне пожрать чего-нито, а то все съестное мне не дается.
- Ты закодировал себя от еды. Пока мы не найдем твои башмачки для Золушки, то есть я хотел сказать – сандалии для Персея.
Несостоявшееся дитя Индиго открыл кран и попытался подставить рот под струю воды. Струи воды по усам-бороде текли, а в рот не попадали, тщательно выбирая территорию стекания. Капли воды ускользали от кончика языка с грацией скачущих серн. Подставленная под струю рука заставила непокорную жидкость сменить траекторию расплескивания, в результате чего брызги полетели в разные стороны.
- Прикольно! – уныло произнес зеленоглазый, сидящий за спиной умывающегося дитяти. – Ты теперь как Христос – мановением руки можешь заставить воды течь вспять.
- Всё, воды отошли, – констатировал мокрый, но так и не хлебнувший ни капли влаги бородач, закрывая кран.- Человек без питья много не протянет. Напои меня водой, – кривляясь пропел он зеленоглазому.
- Серьёзно?
– А вдруг получится? Сам я угоститься не могу. «Руки, ноги не те у меня, Маша». Но уж сделай милость – поднеси человеку попить. Не пития ради, а здоровья для…
Зеленоглазый встал и подошел к холодильнику. Открыв дверь, он внимательно (взглядом) проанализировал небогатое «внутреннее содержание» старенького советского «Днепра».
- Вот, какой-то лимонад есть. Судя по всему, питьём это назвать сложно, гадость та ещё.
- Из крана-то тоже не источник целебный бьёт! – возразил бородач. Сел на стул, спрятал руки за спину и запрокинул голову. – Лей давай!
Струя лимонада вытекла из горлышка полуторалитровой бутылки и потекла вниз. Где-то в сантиметре ото рта бородача она замерла на какой-то миг. «Дитя Индиго» скосил на нее умоляющие глаза. Силы мироздания на миг задумались – правильно ли они поступают. Зеленоглазый боялся выдохнуть, чтобы их не спугнуть. За стеклом о чем-то отчаянно жужжала шалая муха, требуя впустить ее в комнату через окно. Наверное, за ней гналась бешеная разъяренная птица-маньяк. Лимонад нехотя, молекула за молекулой, консервант за консервантом, тронулся с места и стал наполнять ротовую полость бородача.
- Сглотни! – посоветовал зеленоглазый.
Бородач честно попытался. В это самое время вниз решительно самоубился висящий в воздухе чайник. Худосочный лжедитя (ещё пока не цвета индиго, но вполне так уже слегка синеватого окраса) поперхнулся и, изобразив из себя спрей, обрызгал оранжевым лимонадом зеленоглазого. Ему помог в этом деле чайник, омывший ноги печального как ослик Иа рыжеволосого страдальца.
- Ну вот я и умылся, – невозмутимо констатировал зеленоглазый, стоически вытирая с лица «оранжевое настроение». – Попробуем еще раз!
***
Солнышко рыдало квантами света, поливая купола собора, поминая всуе Макса Планка и знаменуя время, близкое к полудню.
Двое странных индивидов стояли перед узорчатыми воротами.
- Ты привел меня в мужской монастырь, – убитым голосом констатировал один из них, судорожно сжимавший в руках лопату. Его пронзительные зеленые глаза смотрели с тоской и печалью.
- А ты хотел в женский, что ли? – пожал плечами другой: тощий, бородатый, со взлохмаченными русыми волосами. - Что тебе не нравится?
- Языческий бог в православном храме есть святотатство и кощунство.
- Судьба у них такой – они вообще находятся на месте языческого захоронения. Да не волнуйся ты, мы быстренько разорим мою могилку, изымем кадуцей и тапочки, закопаем всё обратно – и деру. Не окочуриваться же мне, в самом деле, раньше времени из-за вынужденного голода?
- Из-за своей дурости…
- Да какая разница!
- И сколько копать?
- Метров 40-50, думаю.
Рыжий с тоской взглянул на лопату в руках.
- Ты что, ненормальный?
- Ничего! Нам помогут… - бородатый уверенно вошел в арку справа от узорчатых ворот, прихватив за руку остолбеневшего зеленоглазого.
- Бог в помощь, святой отец! – поприветствовал индигообразный лжедитя встреченного на территории монастыря служителя. – А не подскажете ли, любезнейший...
***
Археологические раскопки шли вовсю. Потные монахи, словно пчелы в улье активно работали лопатами.
- Может, экскаватор таки пригнать? – робко спрашивал бородатого зеленоглазый. – И проще намного и быстрее, и святым отцам опять же силы сэкономишь.
- Не парься. Счастье в коммуне и труде. Потому что совместный труд не во своё благо идет им в зачёт на ниве духовного прорастания и всего такого прочего.
- Да из-за твоей магии сюда слетится вся нечисть, какая только может быть.
- Не переживай – мы с тобой и так здесь. Хуже уже монастырским братьям быть не может. Пусть осваивают нелегкий труд археологов. Кстати, твое начальство все-таки должно было по идее перекрыть все каналы.
- Оно так и сделало… Господи, прости мя грешного, ты и игумена загипнотизировал?!
- Слушай, чего ты хочешь от точечного магического удара? Накрыло всех – и семинаристов, и простую братию, и начальственную. Вот, можно подумать я сортировал! Зато смотри, с каким рвением трудится более старшее поколение! А молодые все – лодыри.
Худой мучитель русского православия в отдельно взятом монастыре прошелся у быстро углубляющего раскопа площадью около пяти-семи квадратных метров. Сменяя друг друга по очереди (весьма споро и организованно) святые отцы вгрызались в раскоп.
- Давай, поднажми! Во славу Персея! Против змееглавой Горгоны империализма и уничтожительницы людского племени!
Вскоре, слаженными усилиями многих служителей монастыря, они добрались до древней могилы. Крышка лопаты ударилась о золоченый саркофаг.
- Ураааа! – возликовал бородач и радостно запрыгал, обняв за плечи зеленоглазого. - Получилось! Кто-нибудь, принесите мне водицы испить, а то трубы не то что, горят, а давно уже все сгорели.
Пожелания лжедитяти выполнялись с быстротой молнии. Ему поднесли чашу, и дальше наступил процесс слияния огня, воды и медных, вернее бедных труб. Пил бородатый долго и жадно.
- Ну что, проверим? – поинтересовался зеленоглазый.
- Давай!
По свисающим с краю ямы веревкам они скользнули к находящимся внизу раскопа монахам.
- Открывай, – прошептал зеленоглазый.
Бородатый взял лопату у одного из молодых семинаристов и, подсунув под крышку, надавил. Саркофаг раскрылся. Новоявленные археологи застыли в немом молчании.
Братья-монахи скорбно крестились в 35 метровой яме. Тусклый свет карманных фонариков освещал содержимое саркофага. Лица зеленоглазого и бородатого вытянулись.
- Одна туфля, – возвестил гласом откровения во всеобщей тишине зеленоглазый. И эхом скорби отозвался сдавленный истерический смешок бородатого:
- Одна…
***
-Ай, Сокол. Ай, сукин сын! А ведь еще лучший был в дружине Соловья! Нет, ты вот скажи - на кой ему моя тапочка понадобилась, а?
Монастырская братия закапывала раскоп, а Зеленоглазный задумчиво постукивал себя указательным пальцем по щеке:
- Меня другой вопрос волнует: как я буду отчитываться перед конструкторским бюро? Антигравитационные сандалии Гермеса в количестве две штуки превратились в одну... К Соколу ты меня не пустишь - ты ту ветку времени наглухо заделал. И где прикажешь искать вторую сандалию?
- А нигде! Пущай Персеюшка полетает в одной правой. Ну недокомплект. Равновесие удержать пофиг-нафиг как просто. Ставишь левую культяпку на правую, импульсируешь и... Привет горячий.
- Ага. Ты сам-то пробовал, умник?
- Та что я, что я? А вот тож Персей Зевсович - совсем другой коленкор получается! Да и в КБ люди сидят, человеки. Поймут ситуацию. Маркировать надо было датчиками штучные изделия.
- Тьфу на тебя! Мне и так уже в страшном сне видится история типа "Индиана Джонс и сандалия Гермеса".
- А ты меньше воображение включай и все будет типи-топи. Археологи в нашем городе вялые - так что лет сто ещё можно спать спокойно и не чалиться по пустякам.
- Короче откинул ты тапочки неудачно. А шлем Аида куда заныкал?
- Так у Бабы Яги быть должон. Ты что, сказок не читал? "Накинул на себя Иван-дурак шапочку и вылечился сразу от болезни Альцгеймера".
- Болезнь Альцгеймера - старческая, - автоматически поправил зеленоглазый.
- Вот он и стал добрым молодцем, - сразу внес корректировку бородатый.- А что в КБ, и шлем Аида не маркировали? Эх, вы! Балбесы! Я сейчас живу в эпоху открытия и создания метаматериалов невидимости. У вас что там, в будущем - супер-мега кризис? Слетай к математику из штата Юты, как его там...
- Грейму Милтону? Ну, во-первых, у вас здесь сейчас все пока на стадии военных разработок. Как там танк сделать невидимым или самолет. До шапочек еще не дошли. Есть пока только плащи-невидимки. Во-вторых, наши умники сказали, что здесь круг необходимо замкнуть именно таким образом. Найти именно ТОТ шлем. Ибо связываться со всякого рода спецслужбами - лишь множить побочные ветки времени. Нет уж, нет уж! У меня и так головной боли хватает!
Бородатый беспомощно развел руками:
-Посуди сам! В случае со шлемом тебя подставило начальство круто. Поди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что. По мне, так проще инициировать среди нонешних спецслужб разработку шлема Аида, отследить стадии его разработки, изящно выкрасть по мере окончательного изготовления штучного экземпляра, а потом через резидента свернуть финансирование и заглушить проект, похоронив данные в недрах секретных архивных разработок. Рожденное в секрете - в секрете и умрет. Сдаешь свой шлем Персею - и круг замкнут. А так искать шапку-невидимку... То, чего на свете нет...
- А ты знаешь... Мне твоя идея очень даже нравится! Но я всё-таки попытаюсь найти Бабу-Ягу. Не знаешь, где она может быть?
- Давай-ка подумаем... Где может в наше время существовать нечисть? Естественно в Аду!
***
Самый южный атолл Мальдивов Адду жил своей размеренной тихой жизнью. На одном из островов, в одном из отелей Дейв Лихи смотрел на курицу. Дух зажаренного пернатого в ответ укоризненно взирал на американца из эфирного подпострантсва. В тарелке покоилось бренное куриное тело, усеянное траурным венком специй и обвитое кровавой лентой перченого соуса чили. Смуглый официант – выходец из Бангладеш улыбался белоснежной улыбкой Дейву, курице, всему окружающему миру, робкой надежде на скромные пятипроцентные чаевые. Лихи одарил бангладешца, тяжело вздохнул, взял нож и решительно занес его над блюдом.
- Разрешите? – приятный голос с лёгким европейским акцентом застал Дейва абсолютно врасплох.
Нож застыл в воздухе карающей десницей Небесного расчленителя, а Лихи изумленно поднял взгляд. Перед ним стояла молодая, красивая девушка лет 20, с потрясающей фигурой и явно интересными намерениями. Намерения читались в одежде, во взгляде и обворожительной улыбке. Дейв невольно сглотнул. Будучи обделённым по природе высоким ростом, физически развитой фигурой, обилием волосяного покрова на умной голове, а также (как следствие всего этого) женским вниманием (ну не всем красавицам нравились маленькие лысые очково-пузатые клерки страховых компаний), Лихи воспринял подобное внимание со смутным беспокойством и подозрением. На всякий случай он расплылся в дежурной улыбке и благожелательно, кивнув головой, произнёс:
- О кей! Присаживайтесь.
После чего опустил нож-плаху на куриное тело. Красавица же опустилась на синий стул напротив.
- Я скучаю, – без обиняков заявила она, пронзая Лихи взглядом глаз, соперничающих синевой с окружающими небом и морем. «Немецкая прямолинейность» - сделал мысленный вывод Дейв. «Но черты лица, скорее всего, славянские» - тут же внес он мысленную поправку. «Мне повезло» - подвёл итог Дейв общему хаосу, начавшемуся в его голове.
- Меня зовут Эдна, - продолжала меж тем незнакомка, кокетливо дразня Лихи гривой вьющихся черных волос.
Нож на миг прекратил своё движение в курице, чем не замедлил воспользоваться красный с синим узором в крыльях попугай, рискнувший сунуть свой желтый клюв в завязывающуюся романтическую историю. Отделившись от стайки собратьев, он самым наглым образом спикировал на плечо Лихи и принялся тереться головой о правое ухо Дейва. Эдна залилась приятным душевным смехом.
«Чувак, продолжай сидеть, как сидел, и улыбайся, чёрт тебя подери. По ходу ты серьёзно вляпался, но я тебе помогу» услышал Дейв у себя в голове чей-то голос. От неожиданности лицо его вытянулось.
- Простите, вы что-то сказали? – переспросил он свою собеседницу.
- Меня зовут Эдна.
«Идиот, это я – попугай-экстрасенс, секретный работник штаб-квартиры Службы Безопасности в Мале. Улыбнись ей и делай вид, что ничего не случилось».
Дейв сглотнул и судорожно выдавил на лице подобие улыбки.
- Это твой попугай? – с любопытством поинтересовалась синеглазая брюнетка. Лихи опасливо покосился на своё правое плечо и встретился взглядом с удивительно осмысленными глазами попугая.
«Скажи мой!» - мысленно потребовал пернатый экстрасенс.
Дейв утвердительно кивнул головой. Попугай слетел с плеча Лихи и стал важно прохаживаться по столу, громко выкрикивая «Мар-р-ртини! Мар-р-р-ртини!». Эдна рассмеялась, за соседними столиками тоже развернулись посмотреть на забавную птицу. Даже кто-то щелкнул фотоаппаратом. Улыбчивый официант как по мановению волшебной палочки оказался рядом.
- Мартини? – улыбнулся он своей белоснежной улыбкой.
«Скажи да!» - почувствовал страховой агент все тот же голос в своём мозгу.
- Да! – послушно повторил запуганный и мало что понимающий Дейв.
«Ты только посмотри на неё! Видишь, какая она ужасная?!»
Лихи едва не заглотнулся слюной, созерцая изящные формы Эдны, божественное тело, так мало сокрытое легким синим платьем.
«Видишь, сколько кровожадности в её затуманенном жаждой крови взоре!»
Дейв послушно заглянул в ярко-синие глаза Эдны. В них читалась многообещающая ночь, бурная страсть и последующие сладкие воспоминания на всю оставшуюся жизнь. Дыхание Лихи сперло от желания. Он лихорадочно воткнул вилку в отрезанный кусочек курицы и поспешно отправил его в рот.
«Ты только посмотри, что она сделала с моим напарником – спецагентом 003, работавшим здесь, как и я – под прикрытием!».
«Да что же?!» - мысленно возопил Лихи.
«Ты его сейчас ешь!» - с явной укоризной в телепатическом внушении посетовал попугай. При этом он забавно задрал левую ногу в сторону, чем вызвал восторженные аплодисменты Эдны. Лихи поперхнулся проглоченным кусочком.
«И никто уже не вызовет ему 003, и никто не споёт ему «Ай вилл сюрвайв», и никто…» Внезапно попугай замолчал. Его взгляд резко переместился в сторону приближающегося к острову самолета, везущего очередную партию пассажиров с Мале. Лихи чем угодно готов был поклясться, что Эдна проследила взгляд попугая и явно в её глазах мелькнула тень тревоги.
- Прости, мне что-то нездоровится, увидимся вечером в бунгало 13, буду с нетерпением ждать тебя, мой отважный кунг-фу-панда, - извинилась она перед Лихи и поспешно встала. По ходу взяла у спешащего к столику официанта бокал с мартини, залпом выпила, поставила назад на поднос и резко направилась к выходу из обеденного ресторана, послав Дейву на прощание весьма многообещающую улыбку. Попугай сорвался с места и полетел назад к своим собратьям. Лихи выждал пол-минуты, встал с места и двинулся вслед за Эдной
***
- Эталид, Дятел безмозглый! Ты зачем меня сдал Локи?
- Я не дятел, а в данном конкретном случае - попка-дурак.
- Ты знаешь прекрасно, что я с дураками обычно делаю!
- Ну нужна ты Локи позарез – он шапку-невидимку Аида ищет! Его начальство дергануло собрать причандалы для Персея. Сандалету Гермеса мы с ним нашли, кадуцей нашли. Остались папаха Аида и щит Афины.
- Сандалету? А вторая где?
- Ну ты и спросила – мне то откуда знать? Я же умер тогда. Наверное Сокол-мордвин притаранил. Себе на память, как реликвию племени. Были бы грабители и расхитители социалистической собственности, так они бы всё унесли. Какая ты однако… Красивая.
- Я с попугаями ничем таким не занимаюсь.
- Правильно, ты всё больше по кунг-фу-пандам специализируешься…
- Хвост оторву!
- Заклюю нафиг! Вот ответь мне – ну что ты нашла в этом уроде?
- Он милый и обаятельный. А ты мне всё испортил… попугай-экстрасенс, попугай-экстрасенс. Кстати, а чего беззастенчиво колдовством пользуешься?
- Так ить – Локи приехал. Начальство все каналы перекрыло, пока он в нашем мире. Вот и творю, что хочу. В общем – с тебя шлем.
- Порченый он. Сломался. Я в нём полупрозрачная, и меня многие принимали за привидение. Пришлось утопить Аидово сокровище на Хитаду в пресноводном озере. Так что лети к Локи и сообщи ему, пускай берет акваланг в дайв-центре у Вольфгана и приготовится нырять в толщу птичьего гуано.
- Нет уж, дорогуша, вдвоём нырять будете – ты топила, тебе и ответ держать.
Лихи всё это время тихо прятался за пальмой и подслушивал непонятный разговор попугая и Эдны. Говорили, судя по всему, на русском, в котором Дейв мало что понимал. Он тихо, стараясь ступать по коралловому песку подобно бесшумному ниндзя, начал пятиться назад с целеустремленностью, от которой любой рак сдох бы в бессильной зависти. Десять шагов. Двадцать. «Крадущийся тигр и затаившийся дракон» обрели нового главного героя в лице страхового агента Дейва Лихи. Тридцать. Сердце громко екнуло и подпрыгнуло в грудной клетке от неожиданности. Дейв наткнулся на высокого то ли скандинава, то ли датчанина. Ярко-рыжие волосы и пронзительно-зеленые, слегка грустные глаза.
- Добрый день, – спокойно и невозмутимо произнёс незнакомец, быстрым движением руки прикрывая Лихи рот, с которого едва не сорвался безумный крик ужаса. – Не стоит нервничать. Я просто хотел бы застраховаться от неожиданностей. Неужели вы посмеете отказать клиенту?
***
На Дейва сочувственно смотрели три пары глаз. Одна пара – женская, одна – мужская и третья – попугайская.
- Вы умеете плавать под водой? – самым доброжелательным тоном, на какой только был способен, поинтересовался Локи. – Перед вами блестящая жемчужина Мальдивских островов – единственное пресноводное озеро, куда слетаются на зиму разные перелетные птицы.
- И попугаи в том числе! – кивнул сидящий на плече зеленоглазого представитель класса птиц.- Мы перелетаем, мы долетаем, и даже иногда залетаем!
- Может для начала всё-таки стоит развязать беднягу и вынуть ему кляп изо рта? – робко предложила Эдна.
- Пожалуй, это идея! – согласился Локи и кивнул. Та поспешила вытащить изо рта Дейва кусок собственного платья.
- Кто вы, и что вам от меня надо? – попытался прояснить для себя ситуацию заинтригованный до глубины души Лихи.
- Мы инструкторы по подводному плаванию, - охотно пояснил попугай. – Поскольку ты здесь подслушивал наш разговор, то я посчитал, что за любопытство надо платить. Они, – попугай мотнул клювом в сторону Локи и Эдны, - Были против, но я решил, что лишнее приключение и опыт дайвера-экстремала тебе не повредит. Будешь искать под водой невидимый шлем. Приобретешь лишнюю специальность, окунешься в волшебный мир озера.
Дейв скептически понюхал воздух. Пахло от озера не очень приятно. Попугай перелетел на плечо к Лихи и заговорщически зашептал тому на ухо:
- Зато, ты найдёшь легендарный шлем Аида! Эта такая штуковина, которая делает человека невидимым! Сверхсекретная разработка мальдивских спец-служб. А ты представь за какую кругленькую сумму сможешь потом продать полученные сведения хоть в США, хоть в Европе! У них – плащи в стадии разработок. А у тебя – действующий шлем! Я на твоей стороне, парень. Как найдешь шапку-невидимку – надевай её себе на голову и спокойно смотаешься прочь от этих двух чудовищ! Дело говорю! Век в клетке коротать, да на одном зерне сидеть без папайи, манго и кокосов!
- Хорошо! – кивнул головой Дейв, прекрасно понимая, что особого выбора у него в принципе-то и не было.- Только я до этого никогда не нырял с аквалангом.
- Все когда-то делается в первый раз! – соблазнительно и многозначительно улыбнулась ему Эдна. – Позвольте я его развяжу.
- Да делайте, что хотите. Детский сад просто! А ты бы, изверг – освободил птичку и не мучал.
- Ой, ой, ой, какие мы нежные – птичку жалко! – возмущенно проскрипел попугай и тут же истошно заорал в сторону задевшей его Эдны. – Ты как его развязываешь! Поимей совесть! Ты ж его всего просто облапала, бесстыжая! А ну отойди! Отойди сейчас же! Лучше я сам – клювом!
***
Лихи с удивлением уткнулся перчаткой во что-то мягкое и кожаное. Наконец-то рука нащупала искомую шапку Аида. В воде из-за взмученного черного наилка не было видно ничего. Дейв натянул шапку поверх шлема гидрокостюма и поплыл в сторону чистой воды. Глаза его заблестели в диком восторге, когда он увидел свою полупрозрачную правую руку (левой он удерживал шлем). Взгляд вниз подтвердил, что все остальное тело Лихи тоже было полупрозрачным.
По выходу из воды его встретил благодарно улыбающийся Локи.
- Спасибо вам огромное за помощь в поиске шлема Аида, господин Дейв Лихи. Если вас это хоть немного утешит, то на острове Ган вам будет абсолютно за бесплатно проведен мастер-класс и присвоено звание инструктора PADI.
Рядом с ним стояла безумно сексапильная Эдна.
- Я в свою очередь тоже обещаю сегодня провести свой мастер-класс, и думаю он вам понравится!
- А как же… Где же… - растерялся полупрозрачный Дейв. Эдна показала ему сидящего у неё на ладони связанного по клюву и крыльям сердитого попугая.
- Снимайте шлем, - протянул руку Локи. – все равно он – полупрозрачный и вас видно. Обещаю, что мы вам ничего плохого не сделаем.
Дейв с глубоким сожалением снял шлем и передал его в руки зеленоглазого.
Мимо пролетел другой, но уже белый попугай уселся рядом и душевно заявил:
- Изверги! Вы почто зазря животинку тираните? Сво-бо-ду попугаям! Сво-бо-ду по-пу-га-ям! А ну-ка быстро взяли и развязали бедную птичку!
***
Начальство мягко говоря было в шоке.
- Вы что там все, совсем с ума посходили что ли? Тоже мне, древние Боги! Здесь вы – никто, и подотчетны не только КБ, но и мне! Один блокирует все подходы к нему собственной веткой времени, в результате куда-то бесследно исчезает одна талария Гермеса. Другая шлем попортила и тот теперь полупрозрачный. Знаешь, что я сделаю? Я вручу Персею одну крылатую сандалию, полупрозрачный шлем и щит Эгиду, который не пострадал и не пропал лишь потому, что я следил за ним лично! А уж последствия расхлебывайте сами. Нет, ну каковы молодцы, а! И это при всём при том, что я ещё перекрываю все каналы, дабы никто к вам из соседних миров не пролез, чтобы вы свои шуры-муры-амуры вертели! Нет, я точно живу среди идиотов! Знаете в чём весь ужас бытия? В том, что наивные люди прошлого верят в справедливость стоящих над ними «высших сил» - в вас. А вы - олухи, разгильдяи, тунеядцы и дармоеды будущего! Просвещённые стремятся к трансцендентному знанию не затем, чтобы встретить там вас, а стремятся к чистому, прекрасному, духовному и светлому. А тут ба-бах! Им навстречу придурок, подобный Эталиду. Аз есмь… попугай. Вполне логично впасть в уныние.
- Многие знания рождают многие печали, - смущенно елозя носком ботинка по полу и опустив очи долу, бормотал зеленоглазый. – Пока люди не знают всей правды, люди верят. Пока люди верят, всё идёт хорошо.
- А вы о Персее подумали? Ты сам хоть помнишь горгон? Чародей Дятел поменял свою судьбу – ах, ах как это романтично и прекрасно. Творец и всё такое – куда деваться. А туфлю проворонил. И вот вернется ему туфля бумерангом, и рассыплется его вторая судьба как карточный домик.
Баба Яга – отдыхает на Мальдивах. Вместо того, чтобы шляться по межмирью и заниматься деловым обменом с миром мертвых, она утопила шлем Аида и тешится услугами приезжих туристов. Стыдобища!
- Шлем в КБ починят, туфлю возместят.
- А ты то, ты то хорош! Пришел когда к Эталиду, что вы сделали первым делом? Напились за встречу! Тьфу! Вы хоть представляете какой всплеск магии породили? Сколько нечисти могло прийти в мир и покосить людей под корень?
- Обрадовались. Просто не виделись много веков.
- А святых отцов за что заставили работать?
- Это не я, это Эталид всё. Он на себя заклятье наложил и… Вот, чтобы побыстрее. Хотел очень пить и есть.
- Значит так, хватит! Моё терпение лопнуло! Я тоже снимаю с себя всю ответственность и вручаю Персею то, что ты нашёл, как есть. Одну таларию, полупрозрачную шапку и щит Эгиду. А там будь – что будет. Компенсаторный механизм времени всё равно должен сработать, а мы посмотрим как. Учитесь ответственности, коллеги!
***
- Кто вы, о прекрасные дочери леса? – Персей решил удостовериться, ибо грайи могли наплести что угодно в целях получить обратно зуб и глаз.
- Нимфы мы.
- Одариваем путников чем придётся.
- Что уж КБ послал. Мы переиграли во все ролевые игры, прокляли зельеварение и научились снедокопчению.
- А ты сам кто – эльф, дварф или суперманчкин?
Персей прокашлялся и благозвучно изрёк:
- Я сын Зевса и царицы Данаи, и меня послал царь Полидевк уничтожить странное чудовище, горгону Медузу, о прекраснорожденные дочери леса.
- Вау! Да ты красавчик!
- Вот тебе в помощь летающие сандалии – держи, о предтеча царя Гвидона.
- Простите, златокудрые нимфы. – удивился Персей. - Но здесь я вижу всего лишь одну таларию.
- А что ты хотел? Один зуб – одна сандалия. Один глаз – один щит. И в качестве бонуса – волшебный шлем Аида.
- Наденешь его – и тебя никто не увидит даже в инфракрасном спектре и в ультрафиолете!
- А по пути тебя ещё нагонит бог Гермес и вручит свой кадуцей. Это у него универсальный трансформационный прибор, который превращается во что хочешь. Хочешь отсечь Медузе голову – превращается в серп, хочешь размозжить голову – в молот, а хочешь просто потыкать это чудо природы – так вострый меч к твоим услугам.
- А вот тебе и заплечная сума. Ибо от сумы да от судьбы никто не зарекается. В случае удачи – положишь туда трофейную голову Медузы. В случае неудачи – Медуза твою.
Персей невольно сглотнул.
- А могу я примерить ваши волшебные вещи прямо сейчас?
- Да конечно! Какие проблемы!
С грустью нимфы созерцали болтающегося в воздухе кверху ногами полупрозрачного Персея.
- Ну как? – спросил «дочерей леса» срывающимся голосом достославный герой Древней Греции.- Меня не видно?
- Абсолютно! – закивали нимфы, не сводя заворожённого взгляда с беспорядочно болтающегося кверху ногами сына Зевса и Данаи. Шлёп! Шапочка не удержалась на голове Персея, и он предстал перед девушками во всей своей оптически видимой ипостаси.
- А как мне перевернуться назад?
- Согни корпус, подтянись к таларии и центр тяжести тогда переместится. Тут на одной сандалии летать все равно как по канату бегом бежать. Требуются Подготовка и Навык.
Персей исполнил желаемое, кое-как занял необходимое положение равновесия в воздухе и спустился вниз, на землю.
- Спасибо вам, добрые нимфы! – учтиво поблагодарил герой сотрудниц КБ.
- Не за что! Удачной дороги! Шапочку раньше времени не надевай, не то потеряешь! Лучше спрячь её в суму!
- Авось живой и вернёшься. Чего только в этом мире не бывает!
***
Горгоны были страшные. Метров 10 каждая. Крылатые, змеехвостые, вокруг клыкастых морд вились и шипели змеиные пасти. Гермес успел благоразумно исчезнуть ещё за километр до подлёта к логову. Но стоит отдать должное – поддерживал в полёте равновесие Персею через весь океан.
- Очень чуткие животные, представители редкого семейства Василисковые. Обитают в реальности Крантора. Отсекаешь голову первой попавшейся, пока они спят, и быстро делаешь ноги. Не забудь шапочку надеть, – напутствовал его ещё раз перед исчезновением Гермес.
Персей плавно спустился к пляжу, на котором спали чудовища. Занес было серп над головой одной из горгон, когда та внезапно открыла глаза. Злобный рык, раскатившийся окрест, разбудил оставшихся двух чудовищ. Персей резко взмыл в воздух. Три струи пламени из трёх глоток вырвались ему вслед и если бы не вовремя выставленный щит, то на этом историю Персея можно было бы считать законченной. На самом деле, закончилась история щита. Он сгорел почти мгновенно. Чудовища взмыли вверх и взяли сына Зевса в кольцо. То ли спросонья, то ли по недоговорённости, но все три животных одновременно пустили струи пламени в направлении Персея. Как раз в этот момент он случайно потерял равновесие и перевернулся на антигравитационной таларии головой вниз. Болтаясь во все стороны и беспорядочно махая руками, в одной из которых был зажат серп-кадуцей, сын Зевса вдруг почувствовал, как что-то вошло в соприкосновение с его оружием и вниз, на пляж полетела темная, извивающаяся и шипящая голова. Горгоны, спалившие друг друга, падали вниз в зону прибоя.
Зевс отвернулся от видеоэкрана и покачал головой.
- Кругом одни олухи, разгильдяи, тунеядцы и дармоеды! Надеюсь, хоть никто не видел промашку со щитом… Куда катится мир!

Автор М. Тарбеев

Tags: Инфо-поле, глюк, матрица, сказка, сознание
Subscribe

Posts from This Journal “Инфо-поле” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments